логотип улан-уде
логотип Аяганги
заставка заставка заставка заставка заставка заставка заставка заставка заставка заставка заставка заставка заставка

Первые юбилейные Доржиевские чтения

25-27 ноября 2004 г. в Санкт-Петербурге проходили юбилейные Доржиевские чтения «Буддийская традиция. История и современность», посвященные 150-летию со дня рождения выдающегося религиозного деятеля, буддийского ученого и просветителя Агвана Лобсана Доржиева (1854-1938). Чтения были организованы Санкт-Петербургским благотворительным общественным фондом «Общество бурятской культуры “Ая-Ганга”», Религиозным объединением буддистов «Дацан Гунзэчойнэй», Комитетом по внешним связям Администрации г. Санкт-Петербурга, Администрацией Президента Республики Бурятия, мемориальным музеем-квартирой путешественника П. К. Козлова, Российским этнографическим музеем г. Санкт-Петербурга (РЭМ).

На Чтениях присутствовали гости из Москвы и Улан-Удэ. С приветственным словом в адрес участников конференции выступили: Председатель оргкомитета конференции, президент Санкт-Петербургского благотворительного общественного фонда «Общество бурятской культуры “Ая-Ганга» А. О. Бороноев, председатель комитета по внешним связям и туризму Санкт-Петербурга А. В. Прохоренко, советник Президента Республики Бурятия по национальным и религиозным вопросам В. И. Антонов, представитель от Б. Б. Бадмаева — настоятеля буддийского храма «Дацана Гунзэчойнэй». Все выступавшие высказали удовлетворение по поводу проведения в Санкт-Петербурге первых чтений, посвященных видному бурятскому политическому и общественному деятелю, и выразили надежду на возможность организации регулярных подобных конференций.

В чтениях приняли участие востоковеды — историки, филологи, культурологи, искусствоведы, социологи из различных научных, культурных и учебных заведений Санкт-Петербурга, Москвы, в том числе из Санкт-Петербургского филиала Института востоковедения РАН, Российского Этнографического Музея, Государственного Эрмитажа, Санкт-Петербургского Государственного Университета, Государственного музея истории религии, Мемориального музея-квартиры путешественника П. К. Козлова. В Оргкомитет были присланы доклады из Санкт-Петербурга, Элисты, Улан-Удэ, Москвы. Всего чтения собрали около 100 человек.

Было проведено два пленарных и два рабочих заседания. Работа конференции проходила в Российском Этнографическом Музее и Музее-квартире П. К. Козлова. В рамках чтений были устроены две выставки, одна из которых — фотохудожника Андрея Марконина — «Буддийский храм Санкт-Петербурга “Гунзэчойнэй”» разместилась в кинозале РЭМа, где с ней могли ознакомиться участники мероприятия в первый день заседаний. Вторая: «Бурятия конца XIX — начала XX в. из фондов Музея П. К. Козлова» — была устроена сотрудниками мемориальной квартиры П. К. Козлова и заняла одну из комнат музея путешественника. Во второй рабочий день чтений участники памятной конференции собрались в храме «Гунзэчойнэй», где присутствовали на службе и освящении памятной доски Агвана Доржиева на стене храма, после чего посетили Восточный Отдел Эрмитажа, где хранитель монгольской и тибетской коллекций Эрмитажа Ю. И. Элихина познакомила с работой, а также с коллекциями Отдела и с экспозициями залов Эрмитажа искусства Китая, Монголии и Тибета.

На конференции было зачитано 25 докладов, в обсуждении приняли участие более 50 человек. Материалы конференции будут опубликованы в ближайшее время.

Яркая личность Агвана Лобсан Доржиева, бурятского ламы, политического, религиозного и общественного деятеля, одного из ближайших сподвижников 13-го Далай-ламы, на протяжении более десяти лет пребывавшего официальным представителем иностранного государства в своей стране, создателя нового бурятского алфавита, идеолога буддийского обновленческого движения в Бурятии и Калмыкии, инициатора постройки буддийского храма в Санкт-Петербурге, а также двух конфессиональных школ в Калмыкии, до сих пор не получила достаточно полной оценки в научной литературе. Неординарным был жизненный путь Агвана Доржиева: будучи российским подданным, он в 19-летнем возрасте отправился в Тибет для получения высшего буддийского образования, где закончил школу монастыря Дрепунг, получил степень лхарамбы. Войдя в круг приближенных 13-го Далай-ламы, он создал при дворе группировку, определившую на долгий срок характер русско-монгольских взаимоотношений. Будучи сторонником политического и культурного сближения России с Монголией и Тибетом, А. Доржиев неоднократно приезжал в Россию в качестве полномочного представителя правительства Тибета. Позже, постоянно проживая в России и выполняя эту же миссию, он вел активную религиозную и общественно-просветительскую деятельность в Калмыкии, Бурятии и России. Осуществилась также его идея о строительстве буддийского храма в столице Российской империи. В 1913 г. прошло первое богослужение в храме. А. Доржиев был арестован в ноябре 1937 г. и через год скончался в тюремной больнице г. Улан-Удэ.

Агван Доржиев прожил удивительно насыщенную жизнь человека, посвятившего все дни служению буддизма, вере и ее идеалам. Он оставил автобиографическое сочинение на монгольском и тибетском языках.

Неизвестным фактам биографии выдающегося деятеля бурятского народа, оценке его политической и общественной деятельности были посвящены доклады, прозвучавшие в первый день конференции. В докладе к.и.н., директора мемориального музея-квартиры П. К. Козлова, А. И. Андреева «Агван Доржиев и П. К. Козлов: история одной дружбы», впервые был представлен ряд фактов и документов, касающихся не только личных взаимоотношений двух выдающихся фигур России начала XX в., но и имеющих непосредственное отношение к политическим событиям на Дальнем Востоке и в Центральной Азии. Опираясь на архивные материалы, А. И. Андреев показал, что наиболее интенсивные контакты между П. К. Козловым и А. Л. Доржиевым приходятся на предвоенные годы, 1905-1907 и 1909-1913 гг., причем, П. К. Козлов ценил дружбу с А. Доржиевым не только по той причине, что А. Доржиев представлял собой бесценный источник сведений о Тибете и был лицом, приближенным к Далай-ламе, П. К. Козлов в полной мере отдавал должное его природному уму, сметливости, неуемной энергии, сознавая, что тот был нетипичным монахом, далеко ушедшим от «косных рутинных порядков», присущих ламаистской иерархии. Приехав в Санкт-Петербург, А. Доржиев устанавливает тесные связи с искренне симпатизировавшими ему востоковедами, но ближе всего он сходится с С. Ф. Ольденбургом и П. К. Козловым. А. Доржиеву определенно импонировал отважный и целеустремленный путешественник, со связями в «высших кругах», могущий, благодаря этим связям, оказывать влияние на тибетскую политику России; к тому же, П. К. Козлов целиком разделял его политические убеждения — являлся таким же, как и он, англофобом и сторонником русско-тибетского сближения. Через А. Доржиева П. К. Козлову удалось в 1905 г. завязать дружеские отношения с правителем Тибета и получить от него приглашение посетить Центральный Тибет и заповедную Лхасу. Таким образом, А. Доржиев был нужен П. К. Козлову в той же степени, что и Козлов А. Доржиеву, однако прагматические соображения никогда не преобладали в многолетних отношениях, растянувшихся более, чем на 30 лет, этих двух столь разных людей, офицера царской армии и буддийского монаха.

Сын известного бурятского ученого, буддиста и просветителя Б. Дандарона, Л. Б. Дандарон, присутствовавший на конференции, выступил с докладом «А. Доржиев и история Ацагатского дацана». Основываясь на архивных материалах и устных воспоминаниях очевидцев, он восстановил историю строительства Ацагатского (Шалотского) дацана нынешнего Заиграевского района Бурятии, построенного в начале XX в. по инициативе А. Доржиева, который стал со временем не только комплексом из дуганов, ступ, жилищ для лам, хозяйственных построек, но и храмом для проведения религиозных ритуалов и молебствий. В докладе были приведены сведения из ранней биографии А. Доржиева, о его малой родине: Хара Шибири, о местности Нарин Ацагат, где проходили последние годы жизни А. Доржиева, о воздвигнутой ступе в его честь. Дана информация о постройке нового дацана в Ацагате и о судьбе старого комплекса, его состоянии в настоящее время.

И.В.Кульганек, к.ф.н., ст.н.с. Санкт-Петербургского филиала Института востоковедения РАН в докладе «О проезде тибетского посольства через Одессу в Санкт-Петербург в июне 1901 г.» познакомила с документами канцелярии градоначальника, хранящимися в Государственном историческом архиве г. Одессы, содержащими подробный отчет о мероприятиях, проводимых администрацией города при встрече Тибетского посольства, возглавляемого А. Доржиевым, которое проследовало более века назад через город, бывший южными воротами России. В докладе было высказано предположение о нахождении в этом архиве уникального документа — автографа Агвана Доржиева на русском языке с его личной подписью на тибетском языке. Письмо было написано в Санкт-Петербурге и содержало перечень подарков, которые были им посланы в Одесское Общество любителей истории и древностей. Будущим исследователям предстоит выяснить авторство данного письма и место нахождения в настоящее время подарков, преподнесенных Агваном Доржиевым в дар жителям Одессы.

Доклад О. С. Хижняк, к. филос.н., ст.н.с. Государственного музея истории религии «Как возрождалась буддийская сангха в Петербурге (1989-1994)» был построен на официальных документах, сохранивших все перипетии сложного времени восстановления и функционирования буддийских общин в Санкт-Петербурге в перестроечное время. Докладчик поэтапно проследила развитие процесса возрождения храма и формирования нового отношения к поликонфессиональной ситуации в Санкт-Петербурге со стороны как администрации города, так и со стороны инорелигиозного населения. В докладе упомянуты такие значимые события в жизни храма, как первая служба в октябре 1990 г., деятельность первого настоятеля монастыря Ф. С. Самаева (Данзан Хайбзун) и нынешнего — Б. Б. Бадмаева (Лама Доньо), выдача свидетельства объединению, которое получило название в 1991 г. «Дацан Гунзэчойней», принятие «Положения о членстве в религиозном объединении буддистов “Дацан Гунзэчойней”» 1992 г. Дано также описание повседневной религиозной жизни дацана, названы имена учителей, проводивших занятия по цанниту — философии буддизма: Данзана Хайбзуна, известного буддолога А. Берзина, тибетского геше Тубтен Нгаванга, тибетского ламы Ламчен Гьялпо Ринпоче, духовного представителя Далай-ламы в России, монаха Джампа Тинлея, тибетского геше Жамьяна Кьеце. Автор представила документы, говорящие о сложных условиях существования храма на протяжении последнего десятилетия XX в. как в отношении решения вопроса о примыкающего к храму дома, который ранее находился в ведении храма, так и относительно сохранности, реставрации, консервации здания самого храма.

В докладе автор уделила внимание главному событию 1994 г., которым стало освящение алтарной статуи Будды Шакьямуни, ознаменовавшее завершение первого периода в новой жизни дацана, основными вехами которого стали создание общины, возобновление служб, начало занятий для монахов и мирян, издание печатной продукции, развертывание реставрационных работ, воссоздание интерьера храма, обретение его главной святыни.

Во второй половине первого дня заседания были заслушаны доклады о музейных экспозициях и письменных памятниках, связанных с именем А. Доржиева. Так, особое внимание привлек доклад Ю. И. Елихиной «Два тибетских сочинения пятого Далай-ламы, посвященные культу Авалокитешвары», из собрания тибетского рукописного фонда СПбФ ИВ РАН. Автор отметила, что их уникальность состоит в том, что они являются достаточно редкими сочинениями, которые содержат описание портрета Авалокитешвары.

М. В. Федорова, научный сотрудник РЭМа, в докладе «Экспедиции

 начала XX в. в Бурятию как источник формирования коллекции РЭМа» остановилась на роли видного бурятского ученого и общественного деятеля — Ц. Жамцарано, который привез из неоднократных экспедиций по Бурятии и Монголии, осуществляемых по заданию Комитета для изучения Центральной и Средней Азии в этнографическом, историческом, культурном отношениях, большое количество вещевого материала, являющегося основой бурятских коллекций вплоть до настоящего времени.

Д.И.Иванов, научный сотрудник Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры) впервые ввел в научный оборот неизвестные ранее научной общественности предметы, подаренные А. Доржиевым в третий свой приезд в Санкт-Петербург, среди них — ламская одежда, сосуд, меч.

И.А.Лазарева, аспирантка Высшего художественно-промышленного училища им. В.Мухиной, представила доклад «Традиционные верования и современная бронзовая пластика Бурятии», в котором проследила преемственность сюжетов, художественных средств, образов в современной пластике, использование сегодняшними мастерами богатого мифологического и фольклорного наследия бурятского народа.

В докладе аспирантки Европейского Университета г. Санкт-Петербурга А. А. Осиповой «Тибетская танка в собрании Государственного музея Востока в Москве. Проект выставки» также сделана попытка соединить традиционное тибетское изобразительное искусство и современность.

В третий день конференции прозвучали доклады, вызвавшие наиболее горячее обсуждение. Доктор филол. наук, ст.н.с. Института лингвистических исследований РАН А. А. Бурыкин привлек интерес темой «Буддизм и культура Востока в поздних романах И. А. Ефремова», в котором он охарактеризовал И. А. Ефремова как совершенно особую фигуру в отечественной литературе XX в., который, будучи известным палеонтологом по своей научной специальности, вошел в художественную литературу как беллетрист, автор широко известных романов «На краю Ойкумены», «Таис Афинская», «Туманность Андромеды», «Дорога ветров». Восточные мотивы, считает докладчик, лежащие в достаточно объемной исторической перспективе и просматривающиеся из далекого будущего, составляют исключительно интересный и эстетически значимый компонент его повествований. Философские взгляды вмонтированы в текст художественных произведений в виде монологов, диалогов, продолжающих традиции античных философов. Путь человечества, по мнению И. А. Ефремова, состоит в том, чтобы жить в гармонии с силой, которая определяет бытие неживой природы. Интерпретация будущего в произведениях, прогнозы и перспективы выглядят как идея гармоничного развития человека, соединяющего в себе биологическое, социальное и культурное совершенство. Докладчиком замечено, что И. А. Ефремов как историк культуры отрицательно относился к «моде» в культуре, ко всяким проявлениям внешнего культурного влияния и к культурным заимствованиям. То, что хорошо, органично и полезно для одной культуры, считал он, может быть пороком для другой культуры, так как внешнее влияние дезорганизует собственную культуру социума Возможно, именно в буддизме И. А. Ефремов увидел тот синтез идей и культур, который он сам рассматривал как магистральное направление эволюции культуры и общества. Есть основания думать, что сам ученый и писатель считал свои философские взгляды на мир близкими по духу к буддийскому учению. Доминантой философского учения И. А. Ефремова является учение о самоусовершенствовании природы и общества, учение о фатальной зависимости живой природы от геологических, геофизических и астрофизических факторов. Образ петербургского буддийского храма играет особую роль в художественном творчестве И. А. Ефремова и не только характеризует какие-то стороны его мировоззрения, он органично вписывается в многомерный контекст культуры. Сам образ буддийского храма в романе И. А. Ефремова показывает, насколько многомерным и полифункциональным способен быть культурный знак.

Буддийский храм как культурный знак служит интересным примером преобразования содержания культурного знака в инокультурном пространстве, в котором он приобретает способность изменять соприкасающиеся с ним сферы иной культуры и создавать особый культурный микрокосм.

Два доклада были посвящены теории буддийской философии: доклад Е. Ю. Харьковой «История тибетской культуры согласно сочинению Мугэ Самтэн Гьяцо “Краткий очерк истории распространения наук в Тибете”», являвшемся методическим пособием на протяжении последнего десятилетия для учащихся, изучающих философию буддизма в Индии. Е. Ю. Харькова сообщила о своих результатах по переводу и комментариям этой работы, проводимых ею в течение длительного времени.

К.филос.н. А.А.Базаров, ст.н.с. Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН выступил с докладом «Два принципа тематической классификации логических текстов в Центрально-азиатском буддизме», в котором он познакомил с итогами работы по классификации, проведенной им в 2002 г. в бурятских дацанах.

К.и.н. Т.В.Ермакова из Санкт-Петербургского филиала Института востоковедения РАН в докладе «Повседневность буддийской культуры в современной Монголии», основанном на личных наблюдениях во время научной командировки в Монголию, предпринятой летом текущего года, познакомила с состоянием буддизма в Улан-Баторе на современном этапе.

Несомненную научную ценность представил доклад к.ф.н., доц. Восточного факультета Санкт-Петербургского Университета Б. М. Нармаева «Гесар (так-!) и Калачакра: к постановке проблемы», посвященный связи героя эпоса монголоязычных народов Гесера с одной из важнейших систем буддийской тантры — Калачакры, основанной на единстве отношения ее и Гесера к легендарной стране Шамбале.

Канд. искусствоведения Г.А.Дорджиева выступила с докладом «Буддийские мотивы и сюжеты в калмыцких протяжных песнях». Автор охарактеризовала с точки зрения присутствия буддийских элементов, выражающих мировоззрение народа на определенном этапе, два пласта музыкальных форм, связанных с буддизмом: протяжные песни ут дун и молитвенные песнопения, которые исполняются в дни «Мацг». Буддийские образы, считает автор, врастали, напластовывались на традиционные представления, одновременно вбирая в себя более ранние образы. Автор прослеживает функционирование буддийских песенных образов, сосуществовавших параллельно с добуддийскими и синкретическими. Более подробно докладчик остановилась на образах четырехгранной горы Сумэру, Хурмусты тенгрия, важнейших ипостасях традиционного социума, таких, как арат, нойон, лама, ритуальном напитке, обязательным для угощения гостей — калмыцком чае, важнейшем элементе традиционного обихода — пире. Проведенное исследование дало основание автору придти к заключению, что буддийские образы входят в качестве устойчивых поэтических мотивов в тексты лирических, исторических песен.

В сборнике материалов конференции будут напечатаны доклады, вовремя поступившие в Оргкомитет, но не прозвучавшие по разным обстоятельствам. Среди них доклад к.и.н., ст.н.с. Калмыцкого Института Гуманитарных исследований РАН г. Элисты Э. П. Бакаевой «Санкт-Петербургский храм: Агван Доржиев и калмыки». В нем представлена деятельность калмыцкого народа в постройке петербургского храма, показана роль А. Доржиева в учреждении двух хурулов в Калмыкии и дана оценка общественно-просветительской деятельности его во время всего пребывания в России.

А.М.Решетов, к.и.н., ст.н.с. Института этнографии и антропологии им. Петра Великого (Курсткамеры) представил интересный доклад «Агван Доржиев и российские востоковеды», в котором показал контакты А. Доржиева с ведущими востоковедами начала XX в. — Б. Я. Владимирцовым, А. М. Позднеевым, В. Л. Котвичем, а также с образованнейшими представителями России, Бурятии и Калмыкии, показал истоки дружбы А. Доржиева с князем Э. Э. Ухтомским, С. Ф. Ольденбургом, П. П. Семеновым-Тянь-Шанским, Ф. И. Щербацким, П. К. Козловым и другими представителями российского общества учеными, которые изучали буддизм в Петербурге. Автор обратил внимание на то, что значительное развитие контакты А. Доржиева с российскими востоковедами получили в период строительства буддийского храма в Санкт-Петербурге. Приведены выдержки из писем А. Доржиева к различным ученым —востоковедам Санкт-Петербурга, назван поименно состав Строительного комитета храма, в который вошли директор Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого Императорской Академии наук, тайный советник акад. В. В. Радлов, С. Ф. Ольденбург, Ф. И. Щербатской, А. Д. Руднев, В. Л. Котвич, О. О. Розенберг, А. А. Сталь-Гольдштейн, Э. Э. Ухтомский, Б. Я. Владимирцов, В. П. Шнейдер, П. К. Козлов, Н. Н. Поппе и многие другие. В докладе представлены новые материалы о созданном в 1928 г. в системе АН СССР Институте буддийской культуры (ИНБУК), в котором работали тибетологи Е. Е. Обермиллер, А. И. Востриков, Б. В. Семичов, Б. А. Васильев, Е. Р. Козеровская. В качестве иностранного члена Ученого Совета Института в нем работал и Агван Доржиев. В статье описаны трагические события в истории российской буддоголии и самого Агвана Доржиева: арест Б. В. Семичова, Б. Б. Барадийна, А. И. Вострикова, Ц. Ж. Жамцарано, М. И. Тубянского. Автор делает выводы, что в истории науки научные связи А. Доржиева с отечественными востоковедами оставили яркий глубокий след, который не должен быть забыт.

В представленных материалах писателя, журналиста В. В. Бараева «Кто такой Агван Доржиев» показана развернутая картина жизненного пути А. Доржиева как бурятского просветителя и общественного деятеля и дана интересная характеристика значимых в русской культуре людей, чья жизнь пересекалась с его жизненными путями.

Аспирантка СПбГУ М.М.Сангаджиева в докладе «Дацан в Санкт-Петербурге как памятник буддийской истории, культуры и искусства» дала характеристикубуддийского петербургского храма, его внешнего вида, внутреннего убранства, храмовым атрибутам, разобранным с точки зрения соответствия буддийской философии, буддийскому пониманию символики храмовой утвари и устройства храмового пространства, скульптуры и пластики.

К.ф.н., ст.н.с. СПбФ ИВ РАН Н. С. Яхонтова представила доклад «Ойратский словарь из собрания СПбФ ИВ РАН», в котором дана характеристика одного из интересных памятников монголоязычной письменности.

Материалы студента СПбГУ Д.А.Носова «Монгольские сказки из собрания Ц. Ж. Жамцарано» знакомят с впервые вводимыми в научный оборот монгольскими сказками, записанными видным бурятским ученым, которого связывали дружественные отношения с Агваном Доржиевым на протяжении большой части их жизни.

Доктор монголоведения из Праги Л. Халоупкова прислала доклад об открытии Тибетского буддийского центра Рабтен Чойдарлинг в г. Либерец в Чехии, который является филиалом Центра высшего тибетского учения в Монт Пелерин в Швейцарии.

Разнообразию стилей и художественных школ в буддийской живописи Бурятии посвящен доклад искусствоведа из г. Улан-Удэ Н. А. Чоччасовой.

В ходе конференции были выполнены главные ее задачи: введены в научный оборот новые, неизвестные материалы, касающиеся разных сторон жизни и деятельности этой уникальной личности в истории бурятского народа, была дана оценка деятельности Агвана Доржиева с современных позиций в новой развивающейся России. Основным результатом конференции явилось привлечение внимания научной общественности к выдающемуся политическому и общественному деятелю — Агвану Доржиеву. Конференция вынесла решение: проводить «Доржиевские чтения» один раз в два года.


Рады Вам
трилистник
МОСКВА
МОСКВА
трилистник
УЛАН-УДЭ