логотип улан-уде
логотип Аяганги
заставка заставка заставка заставка заставка заставка заставка заставка заставка заставка заставка заставка заставка

Поэт - Солбон Ангабаев

Надейся, человек

Надейся, человек,
на свой талант и труд,
Надейся на успех,
но будь готов к потере,
и трудности твои
перед тобой падут—
твори себя, живи
по самой высшей мере!
Надейся на себя:
ты собственный
свой бог!
И равным научись
с другими быть богами.
Покажется: земля
уходит из-под ног,
так ты сумей пройти
крутыми берегами.
Надейся, человек,
на мужество — в бою
с отчаянным врагом,
с ошибками,
с судьбою...
Надейся на друзей,
на свой упрямый род,
а люди не дадут
в дороге оступиться...
Надейся на себя
все больше, человек,
ведь оказался ты
сильнее лихолетья,
а мужество твое
так закалил наш век,
что хватит всем его
на целые столетья.
Надейся, человек,
что ты сильней войны,
на месте гор своих
ты не увидишь море,
не вы горит тайга
в подобие луны,
родную степь твою
не превратит в нагорье.
Надейся на себя,
упрямый человек,
хозяин дальних звезд,
светильников Вселенной,
не дай остановить
земли высокий бег
и Солнце не гаси
во веки веков!

Цветы

Когда я домой возвратился, вначале,
раскинув зеленые крылья свои,
меня у калитки,
цветы повстречали,
цветы моей матери —
братья мои.
Они распускались,
на стеблях качались
и мне улыбались,
лаская мой взор.
Они щебетали,
играли,
вздыхали
и вдруг замирали,
усыпав весь двор.
Они мне
повсюду улыбки дарили, парили,
на солнце сверкая росой.
Они беззаботно
с дождем говорили
и спорили с птицами,
с ветром,
с грозой.
Они, словно волны морские,
с разбега
взлетая на камни,
печаль утаив,
цвели, не боясь ни мороза, ни снега,
цветы моей родины —
братья мои.

***

Любовь — это, может быть, платье,
которое служит нам,
которое тоже изнашивается,
которое тоже выбрасывается, как
хлам?
Любовь — это, может быть, платье,
которое нас одевает,
которое нас согревает,
которое нас украшает?
Любовь — это, может быть, смех?
Любовь — это, может быть, грех?
Любовь — это, может быть, грусть?
Я этого больше не знаю,
запутался... Не понимаю..
Когда-то, по-моему,
знал я о ней наизусть.

***

Книгу эту писать — мучение
не впрок мне пошло учение.
Как другие писал — не помню,
сомненьями сердце полно.
Видно, надо перепахать душу,
прежде чем молчание я нарушу
и пробьется слово наружу
сквозь снега и стужу.
Как, не знаю, в новой судьбе
отыскать поэта в себе?

***

Книгу эту писать — мучение
не впрок мне пошло учение.
Как другие писал — не помню,
сомненьями сердце полно.
Видно, надо перепахать душу,
прежде чем молчание я нарушу
и пробьется слово наружу
сквозь снега и стужу.
Как, не знаю, в новой судьбе
отыскать поэта в себе?

***

Орлы веками здесь сидели
и, словно скалы, поседели
И ныне, непогодь кляня,
они кричат под небесами
и грозно смотрят на меня
окаменелыми глазами.
Орлы все думают, что вот
сползающие с черной кручи
грозой пронизанные тучи
завалят между скал проход,
навалятся на зелень луга
и все закружат в кутерьме,
когда ни севера, ни юга
не узнать в кромешной тьме.
...А я иду своей дорогой.

Теленок

Беспомощный ты
и капризный ребенок,
теленок, теленок,
Смешной ты теленок.
Куда ты спешишь
и чего тебе надо?
Зачем убегаешь
вперед ты от стада?
Зачем ты стремишься
то в клевер, то в рожь?
Зачем ты от стада
всегда отстаешь?
Ведь нет у тебя,
чтобы встретить врагов,
ни крепких копыт,
ни железных рогов.
Пойми же ты это,
дитя дорогое.
Вот станешь быком,
тогда дело другое.
Рога твои будут
остры, словно вилы.
Окрепнут копыта,
появятся силы.
Тогда, как герой,
Будешь встречен ТЫ всюду.
Тогда и советов
давать я не буду.

***

Поиграть с белым снегом можно.
Не люблю только то, что ложно,
и всех тех, что перед судьбой
быть не могут сами собой.
В дни снегов они снегом становятся,
в пору вод — водою становятся,
возле моря — морем становятся,
среди гор — горою становятся.
Стыдно с лужами мне встречаться,
что Байкалом хотят показаться.
Сам за свой небогатый век
не был я сезонно живущим,
многотонно не был берущим,
монотонно не был поющим,
ибо я простой человек.

***

Книгу эту писать — мучение
не впрок мне пошло учение.
Как другие писал — не помню,
сомненьями сердце полно.
Видно, надо перепахать душу,
прежде чем молчание я нарушу
и пробьется слово наружу
сквозь снега и стужу.
Как, не знаю, в новой судьбе
отыскать поэта в себе?

***

Кто разруху видел в то лето.
Хоть Европа далеко где-то
и махала платком в крови,
лето было полно любви.
А у нас в Гарге люди купались,
обнимались и целовались.
Ну а я тогда был еще мал,
очень многое не понимал.
Но с сияньем в глазах удивленно
я в щель неба смотрел на влюбленных.

***

Светлыми, приветными, белыми улыбками
падают, падают белые смешинки,
штопают землю белыми нитками
чистые, святые, белые снежинки.
И вдруг: такая белая истома,
такое тепло и такая тишь,
как будто ты у себя дома
с милой мамой своей сидишь.
И вдруг: от сердца все отлегло,
все напасти, все беды мимо...
Сибирякам такое тепло
для жизни необходимо.
Сибиря кам снежинок рождение —
рожденье цветов,
Сибирякам снежинок круженье
Словно круженье слов.
Снежинки сибирякам-побратимы,
ими сибиряки хранимы,
снежинки души им оживляют,
радуют, забавляют,
силу и свежесть дают рукам...
О, как нужны они сибирякам,
пушистые эти снежинки,
душистые эти снежинки!

Рады Вам
трилистник
МОСКВА
МОСКВА
трилистник
УЛАН-УДЭ